July 12th, 2012

calvin

нашествие

Лаура, соседка по квартире, сломала правую руку. Упала с велосипеда.

Теперь она не может сама готовить себе пасту, а я, видимо, готовлю недостаточно вкусно (и прихожу домой в нерегулярное время). Один раз Лаура попробовала приготовить пасту сама, одной левой рукой, в результате десять процентов продуктов закончили в её тарелке, а девяносто - на полу и стенах кухни. Ровным слоем просыпались по полу тёртый сыр, макароны, соль и кофе. По стенам живописно стекала томатная паста и другие пятна непонятного происхождения.

Поэтому на помощь Лауре из солнечной Италии приехала её семья - мама и младший брат. Дитяти, к слову сказать, двадцать лет, и он только что закончил первый курс философского факультета. Но, конечно, оставить его одного дома было нельзя, это мне стало понятно, как только я его увидела. Первым делом, проснувшись, он заявил: "Мама, я хочу есть!" Мама отправила его на кухню, откуда тут же раздался звук открывающегося холодильника и голос - "А где молоко?" Самому найти молоко в холодильнике - задача непосильная для настоящего уважающего себя философа.

Первым делом мама Лауры принялась за уборку, помыла пол и засунула все неприкаянные вещи туда, где, как она считает, им и место. Кстати, я до сих пор не знаю, где моя расчёска. Потом она сняла белье с сушилки, все мужские трусы сложила в одну кучу, а женские разделила поровну между мной и Лаурой. Руководствуясь своими понятиями о справедливости, мама Лауры выделила мне трусы от моего купальника, а лифчик отдала Лауре. К счастью, я обнаружила пропажу и выменяла полный комплект своего купальника на три пары лауриных трусов.

А перелом, между прочим, заживает где-то месяц.